Корзина
Корзина пуста
Оформить заказ
Авторизация
E-mail
Пароль
Забыли пароль?
Зарегистрироваться

Статьи

Трактат о пути и морали "Дао Дэ Цзин"

Согласно легенде, на склоне лет Лаоцзы решил покинуть Поднебесную и отправился на Запад. Когда он проходил через пограничную заставу, ее начальник упросил Лаоцзы оставить в память о себе книгу, в которой бы отразились мысли "мудрого старца".

Image

Лаоцзы является автором подлинного шедевра китайской классической философии "Дао-Дэ-Цзин". Он почитаем наравне с самым главным китайским мудрецом, Конфуцием "Куньцзы". Но в отличие от Конфуция биографические сведения о Лаоцзы крайне скудны и противоречивы, что делает его, по существу, полулегендарной фигурой.

Этот канон представляет собой систему социальных, духовных и нравственных ценностей, изложенных в форме афоризмов, стихов или даже песен. О чем же говорит нам Лаоцзы, мыслитель, отделенный от нас двумя с половиной тысячами лет?

Вам предлагается стихотворный перевод трактата.

1

Не путай прото-Путь с проторенной тропой,

Не пробуй прото-Имя вслух произнести.

Земля и Небо созданы в безмолвье, Все

сущее вокруг не отделить от слова. За

гранью чувств — неведомая Вечность, Удел

живых существ — Конечность бытия... Две

ипостаси целостного мира, Два лика

всеобъемлющей Вселенной... Всю жизнь

блуждая в бездорожье тайн, Мы

приближаемся к вратам в покои

Откровенья...

Image

2

Всех в Поднебесной тяготит уродство,

А красота и сердцу, и очам мила.

Все ценят доброту, осознавая

Противоречие добра и зла.

Здесь — бытие, а там — небытие.

Решение бывает трудным или легким.

Отрезок линии — коротким или длинным.

Строенье каждое имеет верх и низ,

Звук может быть как громким, так и тихим.

Есть у всего пролог и эпилог.

Лишь тот достоин званья мудреца,

Чье жизненное кредо — «не насилуй».

Кто учит на чужом и собственном примере.

Воспринимая мир как вечное движенье.

Не рвется новое скорей закабалить,

Кто трудится не ради славы,

Успехами своими не кичится.

Такой при жизни ни на что не претендует.

Зато из памяти потомков не уйдет.

Image

3

Не будь у власть имущих стольких льгот,

Жизнь протекала бы без недовольств и смуты.

Не будь в домах богатых изобилья.

Исчезли бы разбойники и воры.

Не будь такого множества соблазнов,

Не процветали бы корысть и алчность...

Правитель мудрый так вершит дела,

Что подданные сыты и довольны,

Что все здоровы и душой, и телом.

Когда народ живет, не мудрствуя лукаво,

А мудрецы мирянам не мешают жить,

Тогда во всех делах царит порядок.

Image

4

Так что собою представляет Дао-Путь?

Морская впадина, которую не исчерпать до дна,

Иль бездна, что ничем нельзя заполнить?

Бесспорно, это — лоно всех явлений,

Но кто-то призван был установить порядок:

Сровнять поверхность, срезать острые углы,

Распутать все узлы противоречий,

Умерить слишком яркий свет,

Соединить в одно отдельные частицы...

Такую миссию взял на себя Творец.

Чье это детище — не знаю,

Но только все правители — его потомки.

Image

5

Земле и Небу чуждо милосердье.

Все сущее для них — лишь жертвенный алтарь.

Мудрец немилосерден потому,

Что понимает жертвенную сущность жизни...

Есть разница меж Небом и Землей,

Как между музыкантом и послушной флейтой.

Из воздуха умелец извлекает звуки,

И чем искуснее, тем музыка чудесней.

Кто много делает, тот говорить не любит.

Тот добивается всего, кто знает меру.

Image

6

Есть в каждом зернышке бессмертное начало,

Которое зовется чудом возрожденья.

Ему в свой срок откроются врата,

И вырвется оно в мир неба и земли..

Не иссякают соки плодородья,

Идет само собой возобновленье жизни.

Image

7

Как безгранично Небо, как стара Земля!

Нет у Природы края и конца.

Поскольку суть ее —

Существование не для себя,

С ней в чем-то схожа участь мудреца:

Он поводырь, но выглядит ведомым,

Он долгожитель потому, что жизнь любя,

Ее готов отдать ради победы

«Я» нравственного над корыстным «Я».

Image

8

Примером Высшей Благодати служит нам вода:

Что никого не принуждая,

Своею щедростью одаривает всех.

Самозабвенно выполняя свою роль,

Она прокладывает путь в согласье с Дао.

Пусть всяк живущий украшает землю,

Пусть любящий благоволит к любимой,

Пусть человек не предает друзей,

Пусть говорящий дарит веру,

Пусть управляющий приносит пользу,

Пусть каждый дело до конца доводит,

Пусть все случается и вовремя, и к месту.

Коли не плыть против теченья,

Не будет повода для осужденья...

Image

9

Не заполняй сосуды до краев,

Чтоб жидкость тотчас же не расплескалась.

Не пользуйся ножом чрезмерно острым,

Он все равно затупится мгновенно.

Не надо гнаться за большим богатством,

Чтоб не понадобились крепкие замки.

Не надо слишком хвастаться успехом,

Чтоб не накликать на себя беду.

Когда ты многого уже добился,

То вовремя остепенись — так учит Дао.

Image

10

Достичь гармонии души и тела

И никогда ее не нарушать, возможно ль?

Быть стойким, полным силы,

Не растеряв ни капли детскости, возможно ль?

Избавиться от призрачных иллюзий,

Не нанеся себе душевных ран, возможно ль?

Любить народ и управлять страной,

Не обладая знаньями, возможно ль?

Небесные врата пришли в движенье,

Не изливая в землю сок, возможно ль?

Понять, в чем состоит начало всех начал,

Не напрягая всех душевных сил, возможно ль?

Создать и довести до совершенства,

Создать, но не закабалить,

Творить без всякого корыстного расчета,

Служить другим, но не повелевать —

Все это и зовется Высшей нравственностью Дэ.

Image

11

Спиц в колесе обычно тридцать.

Их прикрепляем к ступице с отверстием посередине,

Телегу ставим на колеса.

Из глины сделанный кувшин сначала пуст,

Но заполняем его чистою водой.

Возводим стены своего жилища,

Но оставляем двери и оконные проемы.

Вот так и получается всегда,

Что, пользуясь необходимым «нечто»,

Мы не обходимся без таинства «ничто».

Image

12

От буйства красок устают глаза,

От громкой музыки страдают уши,

От острых пряностей теряешь вкус,

Охотничий азарт ожесточает сердце,

Блеск драгоценностей рождает жадность.

Мудрец предпочитает хлеб насущный

Изысканным, обильным угощеньям.

И, избегая лишних искушений,

Он радуется каждому мгновенью жизни.

Image

13

Везенье, невезенье — это перст судьбы,

Но человек все близко принимает к сердцу.

Как надо относиться к испытаньям жизни?

Удача — просто дар небес.

А неудача — наказанье свыше.

Теченьем жизни управляет рок,

Все надо принимать покорно...

Так почему же мы обречены страдать?

Не потому ли люди так ранимы,

Что слишком озабочены своей персоной?

Не будь мы столь эгоистичны,

Наверное, так сильно не страдали б...

Отсюда постарайся сделать вывод:

Отдай всю жизнь служенью Поднебесной,

Тогда заслужишь уважение людей.

Люби других, как самого себя,

Тогда придет к тебе благоволенье свыше.

Image

14

Мы смотрим, только многого не видим,

Как будто перед нами мир иной.

Мы слушаем, но плохо слышим

И убеждаемся в наличии безмолвья.

Мы трогаем, но слабо ощущаем,

Предельно малое куда-то ускользает.

Три недоступности для нашего сознанья

Рассматривать должны как совокупность.

Она свободно пропускает свет:

Нет блеска наверху,

Внизу нет мрака.

Не описать словами цепь событий,

Что выливается в итоге в бестелесность.

Есть два названия — «бесформенная форма»,

Или иначе «нереальная реальность».

Сродни неуловимому виденью,

Которое никак не разглядеть

Ни с лицевой, ни с тыльной стороны.

Но в путах нашего незнанья

Единственный помощник — прошлый опыт.

Есть лишь один путеводитель в жизни —

Пришедшие из древности заветы Дао.

Image

15

Постигший древнее ученье о Добре,

Тем самым в таинства Вселенной посвящен.

Что у него в душе — нам неизвестно,

Коль не известно, что в душе,

Мы судим по его поступкам.

Он вечно осторожен так,

Как будто чуть замерзшую пересекает реку.

Старается ступать как можно тише,

Не хочет причинить соседу беспокойство.

Он строго соблюдает этикет,

Как будто вечно чувствует себя в гостях.

Он в разговоре мягок и податлив,

Как будто в ласковых речах готов растаять.

Он прост и целомудрен так,

Как будто с ложью не соприкасался.

Он так великодушно щедр,

Что дарит всех, как тучная земля,

Он не боится жизни мутных вод.

Как будто сам что ни на есть бродяга.

Но где такой другой, кто, окунувшись в них,

На берег выйдет без пятна на платье?

Найдется ли другой, кто столь настойчив

В своих усилиях творить благое дело?

Лишь тот, кто приобщился к Дао,

Грань допустимого не перейдет,

Храня свое достоинство и честь,

Пожертвует собой, но не предаст себя.

Image

16

До дна испивши чашу бытия,

Достиг я полного успокоенья

И отрешенно наблюдаю,

Как продолжается земная круговерть,

Как, завершив определенный цикл,

Все возвращается к исходному началу.

Такой возврат зовут покоем,

Такой покой зовут велением судьбы,

Веление суяьбы зовется — вечность.

Кто понял суть ее, тот просветлен,

Непосвященный же достоин сожаленья.

Познанье вечности все ставит на места:

Тогда служилый честно служит,

Тогда правитель мудро правит,

Небесный свет идет от неба,

Указывает путь ученье Дао...

Тогда всех смертных утешает мысль,

Что в мире, в сущности, ничто не умирает.

17

Лишь тот правитель истинно хорош,

Чью власть народ никак не ощущает.

Ему уступит тот,

Кого народ готов боготворить.

Уже не так хорош тот властелин,

Чьи действия в сердца вселяют страх.

И уж совсем не годен тот,

Чье имя произносят с отвращеньем.

Когда правитель сана не достоин,

То мало кто ему способен доверять.

Он должен взвешивать свои слова,

Чтоб сказанное было к месту и на пользу.

Тогда народ признает его власть

И будет чувствовать себя естественно и просто.

Image

18

Когда не следуют заветам Дао,

То много спорят о приличии и долге.

Когда не ценят истинную мудрость,

Нет спасу от спесивых лжепророков.

Когда в семье отсутствует согласье,

Порядок мыслится как власть и подчиненье.

Когда страна страдает от раздоров,

То верноподданных сменяют подхалимы.

Image

19

Прогнать бы всех хвастливых тунеядцев,

С удобством восседающих на шее у народа,

Избавиться от изречений их о доброте и долге,

Вернувшись к строгой иерархии в семье,

И наконец, убрать бы все излишества из дома,

Чтобы лишить преступников соблазна поживиться.

Вот три порока,

Что призваны прикрыть убогость мира.

А хочешь лучшего, так начинай с себя:

Побольше скромности и милосердья,

Поменьше жадности и сладострастья...

Image

20

«Долой учебу, прочь заботы!»

Как можно столь серьезно заблуждаться,

Не различая истину и ложь?

Как можно закрывать глаза

На вечную борьбу добра и зла?

Неужто если кто-то спасовал,

То все обречены дрожать от страха?

Поистине людская глупость беспредельна!

Когда толпа беспечно веселится,

Она напоминает мне бычков,

Которых, откормив, приносят в жертву.

Я одинок и обречен молчать

Под тяжким грузом горестных предчувствий,

Как человеческий зародыш в материнском чреве,

Который не обрел пристанища ни здесь ни там...

Все люди соревнуются в погоне за наживой,

Я ж, одинокий, все готов отдать,

Не опасаясь выглядеть глупцом.

Обычным людям все вокруг понятно,

А я брожу один в лесу сомнений.

Простолюдин о совести не помнит,

Мне ж, одинокому, покой души не снится.

То безмятежен я, как гладь морская,

А то внутри смятение, подобно буре.

И получается — все на одно лицо,

Лишь я как неприкаянный чужак.

Что делать? Пусть я не такой, как все,

Но как никто я чту природу-мать.

Image

21

Чтобы проникнуться моралью Дэ.

Пойми, откуда и куда

Ведет нас Дао-Путь.

Вначале был туман из пылевых частиц,

Потом сквозь пелену желеобразной массы

Просматриваться стали очертанья,

И хаос призрачных видений

Преобразился в множество существ.

Из глубины таинственного мрака

Явился дух — суть сущего,

Та истина, что может быть опорой

Для утвержденья настоящей Веры.

Из тьмы веков до нас дошло

И не покинет впредь святое Слово.

Мы верим в то, что есть Отец у мира.

Вы спросите, как я постиг

Связь между ним и всей природой?

По-моему, я все уже сказал...

22

Сквозь тернии пробьемся к звездам!

Что надо сделать? Выпрямить кривое,

Заполнить содержимым пустоту,

Что обветшало — обновить,

Где не хватает — там добавить,

Все лишнее безжалостно отбросить.

Задача в том, чтоб осознал народ

Единство всех живущих в Поднебесной:

Смотри вокруг себя — узнаешь правду,

Не думай о себе — приобретешь известность,

Борись не за себя — достигнешь цели,

Не возлюби себя — заслужишь высший пост.

Не будем без конца соперничать друг с другом,

И никогда такого не случится,

Чтобы потомки отреклись от предков.

«Сквозь тернии пробьемся к звездам!»

Коль это не пустая фраза,

Последуй мудрости, что в ней заключена...

Image

23

Зря на природу не ропщи:

И сильный ураган к утру стихает,

И ливень проливной весь день не льет.

Уж так распорядились Небо и Земля,

Что все имеет свой конец, свое начало,

И человек — отнюдь не исключенье.

Равняйся на сторонников ученья Дао.

Постигший Дао с ним себя отождествляет.

Высоконравственный себя отождествляет с Дэ,

Безверие сродни потере.

Пойдешь за даосом,

Познаешь радость Дао.

Пойдешь за нравственным,

Познаешь радость Дэ.

Заблудшего ждут горести потери...

И коли я тебя не убедил,

Останешься в плену своих сомнений.

Image

24

Стоящему на цыпочках непросто устоять,

Прыжками двигаясь, далеко не ускачешь.

Кто видит лишь себя, тот правды не узнает,

Кто поглощен собой — о славе не мечтай,

Лишь о себе заботящийся не достигнет цели,

Самоуверенному лидером не стать.

Всем отправляющимся в путь полезно помнить,

Что сытого потянет скоро в сон,

А полная котомка давит плечи,

Чем меньше передышек, тем скорей дойдешь.

Image

25

Смешение случайное частичек вещества —

Тот хаос, что предшествовал и Небу, и Земле.

Безмолвное, безжизненное Нечто,

Оно не подвергалось измененьям

И находилось в постоянном круговом движенье.

Вот как я представляю матерь мирозданья.

Но имени ее не знаю,

Поэтому даю названье — «Дао»,

Еще могу назвать непостижимой Мощью.

Мы говорим о чем-то сверхбольшом,

Что убегает в беспредельность

И, достигая безграничной дали,

Оттуда возвращается назад.

Как Дао велико и как велико Небо,

Как велика Земля и как велик Правитель!

Четыре совершенства мирозданья,

И среди них одно — Правитель-ван.

Он должен следовать велению Земли,

Земля же подчиняется законам Неба,

А Небо подчиняется законам Дао.

Само же Дао — самосовершенство, или Естество...

Image

26

Венец достойной жизни — умиротворенье,

С годами снисходительность сменяет суету.

Но истинный мудрец до самого конца

От требований долга не отступит.

И пусть ему позволено блаженствовать в тиши,

Он, словно ласточка, печется о гнезде.

Да будь владелец он несметного богатства,

Не позабыть ему о нуждах Поднебесной.

Забывчивый легко теряет стержень,

Невластный над собой не властен над людьми...

Image

27

Хороший всадник на дороге не оставит рытвин,

Оратор истинный обмолвок не допустит,

Умеющий считать считает и в уме,

Надежный сторож не нуждается в замке,

Но не пропустит посторонних,

Проворный без веревки свяжет тюк,

Да так, что без него никто не распакует.

Тот истинный мудрец, кто помогает людям,

Не причиняя никому вреда,

Кто бережно относится к вещам,

Находит способы восполнить их нехватку.

Вот что считается гуманным просвещеньем:

Разумный несмышленому как поводырь,

А несмышленый для разумного —

как чистый лист бумаги.

Но если не ценить поводыря,

А кормчему не уважать ведомых,

То вместо приобщенья к истинному знанью

Получится нагроможденье бесполезных слов.

Image

28

Не умаляй мужскую силу Поднебесной,

А к женской слабости ее терпимо относись,

За все хорошее добром платя.

За все хорошее добром платя,

Не отходи на шаг от нравственных канонов,

Будь вечно целомудрен, как дитя.

Не умаляй достоинств Поднебесной,

А к недостаткам неизбежным будь терпим,

Стань образцом ей преданного сына.

Стань образцом ей преданного сына

И, следуя моральным установкам,

Найти старайся золотую середину.

Не умаляй побед и достижений Поднебесной,

А к поражениям ее терпимо относись:

Знай, перед ней открыта вечность.

Знай, перед ней открыта вечность,

Цени порядок добрых нравов,

Тот, что зовется «человечность».

Бесчеловечный бесполезен. Только тот,

Чьи мысли и дела Добру посвящены,

Достоин стать правителем страны

И к новой жизни повести народ.

Image

29

Кто жаждет Поднебесную прибрать к рукам

И подчинить своей железной воле,

Тот, знаю я, успеха не достигнет.

Страна — как хрупкий, дорогой сосуд,

Что следует держать предельно осторожно,

А если крепко сжать, он просто разобьется

На множество негодных черепков.

Диктует поведение сама реальность:

Приходится идти то медленно, то быстро,

То глубоко дышать, то учащенно,

Где силу демонстрировать, где слабость.

То строить заново, то разрушать.

Но мудрый избегает крайностей во всем:

Чрезмерного богатства,

Слишком жесткой власти.

30

При управлении страной поможет мудрость Дао,

Не надо прибегать к военной силе,

Когда дела идут накатанным путем.

Там, где стоял военный лагерь,

Растут одни колючки и терновник,

А если это было поле брани,

То урожая в будущем году не жди.

Не лучшель вместо лагеря разбить прекрасный сад,

Что даст со временем полезные плоды?

Плоды взамен победных кутежей,

Взамен в крови измазанных мечей,

Плоды взамен батальных описаний,

Потерь ненужных и тяжелой дани,

Плоды взамен людских страданий.

Тот, кто в расцвете сил старик душой,

Конечно, с Дао не знаком,

Скорей всего, не проживет положенного срока...

Image

31

Тот полководец уваженье заслужил,

Кто жизнью всех участников сраженья дорожил.

Но в даоском святилище таким нет места,

Там слева алтари для статуй мудрецов,

А справа — победители кровавых столкновений.

К ним воина великодушного не отнесешь,

Но мудрецом его тем более не назовешь:

Нередко он свой меч из ножен вынимал...

Зато он избегал ненужных жертв,

Осознавая страшную цену победы.

Кто гонится за громкою победой,

Обычно скоро привыкает убивать,

Безжалостный же к собственным врагам

Достоин меньшего признания потомков.

А может, благородных воинов

поставить в левых нишах,

А воинов жестокосердных — в правых?

Кто редко убивал — того налево,

Кто часто убивал — того направо.

На всех наденем траурный наряд,

Пусть вечно слезы льют по убиенным.

Ведь что такое пресловутый гром победы,

Как не печальный погребальный плач?

Image

32

Перед ученьем Дао все равны,

И имена отдельные как будто не нужны.

Но безымянная толпа простого люда,

Пусть внешне безобидная, весьма опасна.

Правитель должен навести порядок,

Чтобы раскрыть потенции всей тьмы вещей,

Способствовать гармонии Земли и Неба,

Что превращается в питательную влагу,

И, отказавшись от насилья,

Всем обеспечить равенство и полную свободу.

Но упорядочить неназванность нельзя.

Когда у каждого есть имя-знак,

Он ограничен в притязаньях

И может избежать несметных бед...

В стране, что следует по праведной тропе,

Все ручейки отдельных жизней

Сливаются в бескрайнем море бытия.

Image

33

Познавший человечество умом не обделен.

Познавший сам себя — умней вдвояве.

Кто победил другого, тот силен,

Кто победил себя — стократ сильней.

Одаривает жизнь смирившихся с судьбой,

Удача ждет уверенных вождей,

Чтоб долго жить, живн в ладу с собой,

Чтоб вечно жить, войди в сердца людей.

Image

34

Величье Дао — вездесущность,

Оно одновременно всюду — здесь и там.

Все существующее им порождено,

Но таинство перворождения священно,

Знать людям не дано причину всех причин.

Хоть все благополучие определяет Дао,

Его главенство слабо ощутимо,

Он покровитель, но не господин.

Желанье властвовать, по сути, аморально.

Вот что мы называем Нравственным началом.

Когда правитель силой наделен,

Но не желает величаться господином,

Тогда мы говорим о Нравственном величье.

Мудрец с его познаньем жизни

Свою гордыню должен усмирить,

Тогда достигнуть может нравственных высот.

Image

35

Порой на Поднебесную нисходит благодать,

Священный образ поселяется в сердцах.

Не льется на полях сражений кровь,

И вместе с миром и порядком

В дома приходят радость и достаток,

Тогда и чужеземцу предоставят кров.

Жестокая пора уносит святость в бездну.

Теряем к жизни вкус и опускаем руки,

Не радуют нас больше краски мира

И музыки чарующие звуки,

Тогда о пользе дела думать бесполезно.

Image

36

Быть может, завтра захотят

согнуть тебя в дугу,

Сегодня спину распрями,

готовь отпор врагу.

Быть может, завтра захотят

тебя закабалить,

Сегодня силы набирай

беду предотвратить.

Быть может, завтра захотят

лишить тебя мечты,

Сегодня поливай свой сад

и разводи цветы.

Быть может, завтра захотят

отнять, что ты сберег,

Сегодня лучше все раздай

и выброси замок.

Куда важнее, что в душе,

чем показушный вид,

Так, недотепу-силача

и слабый победит.

Как рыба плавает в воде

свободно, без помех,

Порядок должен быть в стране

естественным для всех.

Image

37

Учитель-Дао никого не принуждает,

Но все хорошее лишь им порождено.

Вот если бы стоящие у власти

Похоже управляли Поднебесной,

Тогда бы каждый мог раскрыться в полной мере.

А появись желающий такому помешать,

Его тотчас бы отстранили, превратив

В изгоя общества без племени и рода.

Такой лишенный имени изгой

Командовать другими не посмеет.

Не будет принуждения — придет покой,

И все тогда наладится само собой.

Image

38

Господствует высокая мораль,

Когда не надо призывать к морали.

Обычная мораль необходима там,

Где многие поступки аморальны.

В среде высоконравственных нравоученья лишни,

Но сделать может многое мораль,

Коль есть носители ее и есть кому учиться.

Когда упоминаем человечность - Жэнь,

К кому она обращена — понятно, от кого — не видно,

Еще есть справедливость - И ,

Здесь есть ученики и есть учителя.

Но хуже дело с этикетом - Ли,

Кто с ним знакомится, с трудом воспринимает,

А многие хотели бы избавиться скорее.

И получается такая цепь канонов:

Всех выше Дао-путь, чуть ниже Дэ - мораль,

Когда теряем Дэ, спасает принцип Жэнь,

Утратим Жэнь, тогда поможет И.

И только после И мы обратимся к Ли,

Но Ли основано не на доверье,

Здесь надо опасаться беспорядков.

В старинных книгах мы найдем рецепты,

Как зерна отличать от плевел.

Достойный муж

всегда  показывает твердость убеждений,

Поверхностных суждений избегая.

Он смотрит в корень, не пленяясь пустоцветом.

Что хорошо — берет, что плохо — отвергает.

39

От древности идет понятие Единой сути:

Прямое назначенье Неба — чистота небес,

Прямое назначение Земли — устойчивая твердь,

Прямое назначенье Духа — вдохновенье,

Прямое назначение зерна — богатый урожай,

Прямое назначение вещей — существованье,

Прямое назначение правителей — служить оплотом.

Что будет с нарушением Единой сути?

Не будет Небо чистым — жди грозы,

Земля не будет твердой — жди землетрясенья,

Не прочен дух — в душе смятенье,

Не прорастет зерно — настанет голод,

Не будет тьмы вещей — исчезнет мир,

Разрушится порядок — свергнут власть,

Властитель может стать простолюдином.

Простой народ — опора честной власти.

Порою жалобы мы слышим от властей,

Что так напоминают жалобы народа.

Но нет ли разницы меж тем,

Кто держит две повозки,

И тем, кто ходит на своих двоих?

Одни блестят и светятся, как яшма,

Другие — твердокаменные, как простой гранит.

40

Не - Дао служит стимулом для Дао,

Которое из слабости черпает силы.

Все разноцветье мира Бытием дано,

Его же самого На - Бытие родило.

Image

41

Достойный человек, узнав о Дао,

Тотчас спешит ступить на этот путь.

Обычный человек, узнав о Дао,

Потратит много времени на размышленья.

А недостойный человек, узнав о Дао,

Сначала просто рассмеется,

Да и потом о Дао говорит с ухмылкой.

Жизнь перед нами ставит выбор:

Узреть свет истины иль прозябать во тьме.

Служить добру или прислуживать пороку.

Идти вперед иль отступить назад,

Взойти к вершинам нравственности или опуститься,

Прославиться или покрыть себя позором,

Слыть добряком иль скопидомом,

Стоять за правду или по теченью плыть.

Большое поле трудно перейти,

Большое дело требует усилий,

В большой шумихе слов не различить,

В большом рисунке смазаны детали.

Не всем открыта Истина — дорога без названья,

Но, отыскав ее, получишь воздаянье.

Image

42

Путь мирозданья начался с единства,

Потом единое распалось на две части,

Две половинки породили нечто третье,

Так дальше больше появилось все, что есть.

Две стороны явлений — свет и тень, иначе,

«ян» и «инь»,

Между которыми невидимые нити «ци».

Боится каждый оказаться

Бездетным, сирым и убогим.

Грозит такая участь даже властелинам.

Непредсказуемы зигзаги жизни:

Судьба отверженному может улыбнуться,

А баловень судьбы все может потерять.

Нам остается лишь жалеть друг друга,

Пытаюсь я учить любви и милосердью.

Вот если бы безжалостный избавился от смерти,

Я посоветовал бы взять его в учителя.

Image

43

Весь опыт Поднебесной убеждает в том,

Что выдержанность лучше нетерпенья.

Чем в стену биться лбом, не проще ль брешь найти?

Я не навязываю людям мудрых истин,

Не рассуждаю о вреде и пользе

И от учеников не жду повиновенья.

Но от такой терпимости, надеюсь, проку больше.

Image

44

Так что важней: регалии иль сущность человека?

Что для тебя ценней: душа или мошна?

Что больше трогает: находка иль потеря?

Пойми, что

Чем сильней любовь, тем горестней разлука,

Чем больше накопил, тем жальче расставаться.

Знай меру — никогда не осрамишься,

Знай край, чтобы случайно не упасть

И долго еще радоваться жизни.

Image

45

Чтоб сверхудача не сменилась неудачей,

Ты ею пользуйся, но не во вред другим.

Чтоб сверхбогатство не растаяло, как дым,

Ты пользуйся им, только без излишеств...

Сверхпрямота похожа на упрямство,

Сверхмастерство — на шутку чудака,

Сверхкрасноречие — на пустозвонство.

Прибавить надо шаг, чтобы согреться,

А станет слишком жарко, отдохни в тени.

Да будет в Поднебесной тишь и благодать!

Image

46

Когда путь Поднебесной верен,

Коней не снаряжают в боевой поход.

Когда же верный путь потерян,

То конники стоят на страже городских ворот.

Нет большего греха, чем зависти порывы

И неумение их вовремя умерить.

Нет преступленья большего, чем страсть наживы.

Во всем должна быть мера, даже в чувстве меры.

Image

47

Не надо выходить за дверь,

Чтоб знать событий суть

Не надо из окна глазеть,

Чтоб видеть верный путь.

А можно обойти полсвета,

Да так и не найти желанного ответа.

Нам мудрецы советуют

Такой подход к Познанью:

Все изучай, не доверяясь никому,

Суди других не по одежде — по уму,

Без назиданья достигай взаимопониманья.

Image

48

Различные учения плодят желанья.

А вот служенье Дао — бесконечная отдача

Одной частицы сердца за другой.

Пока ты не пожертвуешь собою без остатка.

Но полная самоотдача — не опустошение.

Отдав себя, получишь в дар весь мир,

Желая всем владеть, вряд ли добьешься цели.

Image

49

Мудрец лишен корыстных устремлений,

Его душа — душа всего народа.

Я всем сочувствую сердечно,

И добрым людям, и совсем недобрым.

Не такова ли сущность доброты?

И доверяю я всегда всем сердцем

Тем, кому можно доверять, и тем, кому нельзя,

Не такова ли сущность веры?

Считаться нравственным достоин только тот,

Кто дорожит судьбой своей страны

И не заботится о собственном благополучье.

Он — уши и глаза простых людей,

Он словно нянька неразумного дитя...

Image

50

Рожденные на свет обречены исчезнуть.

Из каждых десяти живущих трое — дети,

Плюс трое — престарелые или седые старцы,

Лишь трое трудятся, но в вечном страхе смерти.

А что ж еще один?

Он переполнен жаждой жизни

И словно защищен от всех напастей,

В пути его обходит дикий зверь,

В бою — противник, лучше оснащенный.

А если встреч с опасностью не избежать,

То звери отвернут рога и спрячут когти,

А вражеский солдат опустит грозный меч.

И суждено такому долголетье.

Нет ничего разумнее, поверьте,

Как жить взахлеб, не думая о смерти.

Image

51

Дао — родитель, Дэ — воспитатель.

Чтобы вылепить кувшин, потребуется глина,

Но только мастер придает ему необходимей вид.

Поскольку это так, не признавая Дао,

Нельзя понять и оценить значенья Дэ.

Дао почитаемо, Дэ уважаемо,

Но это происходит не по предписанью.

А просто по законам естества.

То, что рождает Дао, переходит к Дэ.

Дэ нянчит, кормит, обучает,

Выводит в жизнь, заботится и охраняет.

Когда же на рожденного нет притязаний,

Когда за обучение не ждут наград,

Когда стремятся к лучшему, но не корысти ради,

Тогда мы почитаем Дэ как Благодать..

Image

52

Свое начало было у Земли,

Что называют Прародительницей Поднебесной.

О сути этого начала всех начал

Все судят по живым потомкам.

Они одни ответственны за то,

Чтобы наследство матери приумножалось,

Чтобы ряды наследников не иссякали...

Чтоб истину познать, уйди в себя,

На все закрой глаза, заткни покрепче уши,

Вопрос: надолго хватит ли терпенья?

А будешь реагировать на все,

С дотошностью во все дела вникая,

Надолго ль хватит самого тебя?

Лишь вид младенца нам дает надежду,

Кто нужен слабому, тот обретает силу.

Раздуй же искру новой жизни,

Пусть возрождается надежда вновь и вновь.

Да не прервется смена поколений!

В их череде себя воспроизводит Вечность.

Image

53

Не сомневаюсь ни на йоту,

Что к истине ведет великий Дао-Путь,

И у меня теперь одна забота,

Чтоб с этого пути случайно не свернуть.

Но люди выбрали окольную дорогу,

Что привела династию к печальному итогу.

Поля приходят в запустенье,

По закромам гуляет ветер,

А богачи в шелка одеты,

Оружье носят вместо украшенья.

Их прихотям не ставится запрет,

Вся жизнь посвящена корыстным устремленьям.

Но в царстве нищеты богатство — преступленье,

Безнравственность — вот корень наших бед.

Image

54

Так надо строить дом, чтоб он стоял века,

Так создавать семью, чтобы вместе быть до гроба,

Так воспитать детей, чтоб уважали предков.

Усвоишь эти истины ты сам,

И будешь высокоморальным.

Усвоит эти истины твоя семья,

В ней утвердится дух морали.

Усвоят эти истины все жители селенья,

Мораль получит прочную основу.

Усвоит эти истины страна,

Моральным будет каждый в ней живущий.

Усвоит эти истины все Поднебесье,

Исчезнут нарушения морали навсегда.

Так надо сделать, чтоб полезный опыт

Переходил от человека к человеку,

От дома одного — к соседу,

От одного селения — к другому,

От государства к государству

И стал всеобщим достоянием Земли.

Как научиться жить в согласии с природой?

Усвой, что я тебе сказал...

Image

55

Теснейшее слияние с моралью-Дэ

Сравнимо только с крошечным младенцем:

Змея протянутую ручку не ужалит,

Беспомощного дикий зверь не тронет,

Не покусится на него крылатый хищник.

Пусть не окрепли кости, слабы мышцы,

Он очень цепко держится за жизнь.

Задолго до готовности к любовному слиянью

Он поднимает предназначенный для опыленья пестик.

Не в этом ли величье Совершенства?!

Он может долго громко плакать,

Но никогда не потеряет голос.

Не в этом ли величие Согласья?! Спокойствие приходит с верой в вечность,

Кто приобщился к вечности, тот просветлен,

Кто просветлен — безмерно счастлив,

Кто крепок духом, тот физически силен.

Тот, кто в расцвете лет старик душою,

Конечно, с Дао не знаком,

Скорей всего, не проживет положенного срока.

Image

56

Кто знает истину, тот мало говорит,

Кто много говорит, тот истины не знает.

Чтоб к истине приблизиться, уйди в себя,

Закрой на все глаза, заткни покрепче уши,

Попробуй снять неровности и острые углы,

Распутать все узлы противоречий,

Умерить слишком яркий свет,

Соединить в одно отдельные частицы.

Тогда Гармонии постигнешь суть.

Почувствуешь, что есть

Неощущаемое нечто,от чего зависит

Расположенье звезд и их враждебность,

Неощушаемое нечто, от чего зависит,

Как сложится в конце концов твоя судьба,

Неощущаемое нечто, от чего зависит,

Все предстоящее — и слава, и хула...

Вот что на всей земле всего важнее.

Image

57

При управлении страной

будь справедлив,

Старайся применять оружие

как можно реже,

А хочешь покорить сердца людей,

так будь великодушным.

Ты сомневаешься в моих словах?

Подумай сам:

Чем больше всяческих запретов,

тем бедней народ.

Чем больше на руках оружия,

тем чаще смуты.

Чем больше привередников,

тем изощренней вкусы,

Чем больше появляется законов,

тем коварней зло.

Правитель мудрый говорит народу:

Я — не тиран, живите по своим законам,

Я жажду мира, сами выбирайте путь,

Я — верх терпимости, обогащайтесь в меру сил,

Я бескорыстен, но хочу,

чтобы вы сами осознали вред излишеств.

Image

58

Бывает, что правитель глуп из ряда вон,

Народ же благоденствует, забот не зная.

Бывает, что правитель сведущ и умен,

Зато народ из бед не вылезает.

И получается, плохое не всегда помеха благу,

Наоборот, хорошее порою служит злу.

При всем желании не сразу разберешь,

Где истина искомая, где просто ложь.

И честный может выглядеть нечестным,

И добрый часто доброту скрывает,

А люди к этим странностям житейским

Со временем спокойно привыкают.

Поэтому мудрец,

Хоть образец, других не судит строго,

Прямолинеен, но не ранит словом,

Он откровенен, но не лезет в душу,

Он уважаем, но чужой авторитет не рушит.

Image

59

При управлении страной по воле Неба

Не обойтись без самоотреченья.

Того, кто сдержан в пожеланьях,

Мы называем изначально посвященным.

Кто посвятил себя благому делу —

нравственно устойчив,

Чья нравственность устойчива,

того не одолеть,

Неодолимый обладает беспредельной силой,

Чья сила беспредельна —

настоящий сын страны.

Он врос в нее глубокими корнями,

И потому он долговечен и способен

Всю жизнь отдать служенью Дао.

Image

60

Большой страною править, что уху варить

из мелкой рыбы с множеством костей.

Когда правитель-повар предан Дао,

Все злые духи покидают кухню,

А добрые ему усердно помогают

Съедобным сделать будущий обед.

А если и в духовной пище яда тоже нет,

То ни правители, ни мудрецы народу не вредят,

И в каждый дом приходят мир и лад.

Image

61

Большое царство словно гладь реки..

Когда в нее вливаются притоки,

То побеждает женское начало,

Что, отдаваясь, пьет живительные соки.

Ручьи с вершин стекают на равнину...

И если ниже расположено большое государство,

То как бы малая вода идет к большой.

А если притягательней страна поменьше,

То к ней потянется большой поток людей.

Итак, кто покоряет, тот что-то обретает,

Но покоряющийся обретает больше.

Однако страны-гегемоны думают о разном:

Большая озабочена, как прокормить народ,

А небольшая жаждет передела власти,

Когда главенствует большая, пользы больше.

Image

62

Духовная основа мира — это Дао.

Достойный видит в нем священный дар,

А недостойный — только шанс спасения от кар.

Достоинство же не в словесных излияньях,

А в человека возвышающих деяньях.

Так как же навсегда с пороком распроститься?

Помочь должны Сын Неба и князья.

Но им заслугами своими щеголять нельзя.

Чем в колесницу запрягать четверку лошадей,

Не лучше ль быть примером для людей

И твердо следовать тем принципам морали,

Что наши предки завещали?

Ведь хорошо известно,

Что всем в конце концов воздастся по делам.

Что зло искоренить в себе обязан каждый сам,

Что почитанье Дао к пользе Поднебесной.

Image

63

Была, в конце концов, обида или нет,

Сознательно была нанесена или случайно,

Болезненной была или не очень,

Как сильно удручен, как много потерял —

На все случившееся отвечай добром.

Тогда все непосильное окажется посильным,

Все неподъемное — подъемным.

Все трудности, постигшие страну,

Сумеет одолеть добросердечный.

Все грандиозные задумки и дела

Он с легким сердцем постепенно завершит.

Мудрец перед великой целью не спасует,

Не славословя, он ее достигнет.

Кто ж раздает пустые обещанья,

На ровном месте может поскользнуться.

Когда на трудности имеешь трезвый взгляд,

Любое дело будет по плечу.

Image

64

Все стойкое способно утвердиться,

Нестойкое легко склонить к дурному.

За шаткое непросто зацепиться,

Некрепкое подвержено разлому...

Чтоб избежать потерь и уберечь людей,

Продумать надо все вперед до мелочей...

Большое начинается как будто с пустяка,

Раскидистое дерево — со слабого ростка,

Девятиярусная пагода — лишь с горсточки земли

И с шага первого дорога в сотни ли,

Но начатое дело можно погубить

Иль до конца его случайно не дожить.

Кто может обойтись без принужденья,

Убережет себя от пораженья.

А люди часто в двух шагах от цели

Бросают начатое, потеряв терпенье,

Все было бы иначе, без сомненья,

Когда б с начала до конца собой владели...

Мудрец, несбыточного не желая,

Невыполнимых целей изначально избегает.

На опыте и собственном, и чужом

Он призывает жить своим умом,

В согласии с природой вечной,

Ни в чем и никогда ей не переча.

Image

65

В далеком прошлом люди чтили Дао.

Не приобщившись к мудрому ученью,

Не выйти нам на свет из мрака заблуждений.

Но трудно воспрепятствовать пороку,

Когда народ находится в плену у лжепророков.

Когда им отдают бразды правленья,

Страна склоняется к упадку.

Когда народ не поддается наважденьям,

В страну приходят счастье и достаток.

Что правильно, что нет — легко понять:

Последуй правилам, что до тебя создали.

Из многих проявлений истинной морали

Слагается желаемая Благодать.

Она должна проникнуть в души всех,

Перебороть привычные устои,

Тогда во всех делах нас ждет большой успех.

Image

66

Морей и полноводных рек просторы

Господствуют над сотнями истоков малых рек,

Поскольку ниже расположены, чем горы,

Такой порядок не изменится вовек.

Вот точно так же и достойный человек,

Коль хочет приподняться над другими,

Сначала демонстрирует почтенье.

Коль хочет, чтоб за ним пошли,

Не постесняется пред всеми преклонить колени.

Когда он занимает высший пост,

Народ не ощущает бремя власти,

А лишь гордится истинным вождем,

Что подчиненных ограждает от напастей.

Все в Поднебесной, без сомненья,

Такому покорятся без предубежденья.

Правителю, который к подданным благоволит,

С их стороны сопротивленье не грозит.

Image

67

Все в Поднебесной признают мое ученье Дао

Великим, только очень непривычным.

Да так оно и есть: великое ученье

Не может быть на что-нибудь похожим...

Коль попытаешься кому-то подражать,

Получишь не оригинал, а жалкое подобье.

Три принципа считаю золотыми,

Храню их как зеницу ока:

И первый назову я Милосердьем,

Второй — Благоразумным поведеньем,

А третий — Благородством, что не позволяет,

Локтями всех расталкивая, лезть наверх.

Средь милосердных много смельчаков,

Благоразумный может быть великодушным,

Среди правителей немало благородных.

Зато когда храбрец не знает милосердья,

Когда великодушие граничит с мотовством,

Когда правители неблагородны,

Тогда всех ожидает гибель.

Лишь Милосердие нас приведет к победе,

Кто чист душой, тот в убежденьях крепок.

Таким и небо гарантирует спасенье

И покровительством своим от бедствий оградит.

Image

68

Хороший воин крови избегает,

Хороший полководец не суров,

Над побежденными расправ не учиняет

И проявить к ним снисхождение готов.

Мы называем это милосердием, присущим Дэ-морали,

Уменьем одного руководить другим,

Покорность Небу наши предки изъявляли

И достигали нравственных вершин.

Image

69

Хотелось бы услышать нам из уст врагов:

«Мы к вам идем не покорять, а в гости,

Чужой земли не надо нам ни пяди,

Уж лучше мы поделимся своей!»

Случись такая неожиданная радость,

Мы б далеко ушли, не трогаясь с насиженного места,

Приобретали многое, не шевеля и пальцем.

Противники нам стали бы друзьями,

И войско содержать тогда бы мы не стали.

Но вновь жестокий враг грозит бедою,

Уж сколько раз он грабил наши земли!

Поэтому растут ряды защитников Отчизны,

И побеждаем мы, но с болью в сердце.

Image

70

Я мечтал стать всем людям

понятней и ближе,

Я готовился дать им полезный совет.

Но внимательных слушателей

я в Поднебесной не вижу,

А последовать мудрым советам

желающих попросту нет.

В древних книгах содержится

тьма изречений,

Ожидает нас выбор средь разных

по важности дел,

Разобраться же в дебрях различных учений

Очень трудно тому, кто понять меня не захотел.

Пусть соратников верных

пока еще мало,

Но надеюсь, что лучшее ждет впереди.

Под убогой одеждой, под серым,

простым покрывалом

Я храню, как нефрит драгоценный, свой труд

у себя на груди.

Image

71

Умный боится, что мало знает,

Глупый не видит своих пороков.

Первый от большого ума страдает,

Второй, как видно, человек недалекий.

Если у тебя не хватает знаний,

Ждет тебя в жизни бесславный конец.

Но если ты видишь свои изъяны,

Можно сказать,— не последний глупец.

У мудрых тоже не все гладко,

Часто не знают, где правда, где ложь.

Но при присущих им всем недостатках

Их недотепами не назовешь.

Image

72

Хвала властям, которых чтит народ

Без тени страха и сомненья.

При них никто свой край не предает,

Не забывает место своего рожденья.

Когда оберегаются святыни,

Ни презирающих, ни презираемых нет и в помине.

Правитель мудростью обязан обладать,

Чтобы знать себя и .чадить с подчиненным,

Самолюбивым быть, но не самовлюбленным,

Не только брать, но кое-что давать.

Image

73

Когда отважный воин безрассуден,

То жизни человека грош цена.

Но благородный воин по-другому судит:

Он ценит жизнь, что свыше нам дана.

И ясно, кто из двух мягкосердечен,

А кто ас пощадит врага ради победы.

Оно нам массу испытании посылает.

Но чем же вызван гнев Всевышнего —

И мудрецы не знают.

Зато Небесный Путь указывает нам,

Как надо побеждать, не проливая крови,

Как убеждать, не тратя лишних слов,

На помощь приходить без зова,

От всяческих напастей уберечь свой кров.

Мы все доныне и отныне

Находимся в сетях Небесной паутины...

Image

74

Пусть мой народ вовек не убоится смерти.

Такой народ ничто сломить не сможет.

А если заведется вдруг злой гений,

Что наведет на всех животный страх,

Я сам готов его прикончить.

Вот только есть ли у меня такое право?

Жизнь каждого в руках всевышних сил,

И смертный палачом другого быть не должен...

К примеру, если позаимствуешь у плотника топор,

А пользоваться им не научился,

Скорей всего, себе же сам отрубишь руку.

Image

75

Народ от голода едва таскает ноги,

А власть придумывает новые налоги.

Вот потому народ едва таскает ноги.

Народ до крайнего отчаянья дошел,

А власть чинит повсюду произвол.

Вот почему народ до крайнего отчаянья дошел.

Народ за честь страны готов идти на плаху,

А власть все время пребывает в страхе.

Народ за честь страны готов идти на плаху.

Я знаю, что народ мой многого лишен,

Но мало кто так ценит жизнь, как он.

Image

76

У новорожденного мягкое, податливое тело,

У мертвеца оно застыло и окостенело.

Растений слабые ростки не сломит ветер,

Но ломки дерева могучего сухие плети.

Все старое и заскорузлое обречено уйти,

А новому и гибкому положено цвести.

Не вечно войско сильное в сраженьях побеждает,

Могучий дуб когда-нибудь срубают.

Все поднимается наверх, в чем жизненная сила,

Вниз падает все то, что срок свой отслужило.

Image

77

Небесный Путь сравню я со стрельбой из лука:

Натянутая тетива вниз опускает верхний край,

А нижний край насильно тянет вверх.

Вот так все крайности должны сближаться:

Избыток должен изыматься,

недостаток восполняться...

Небесный Путь предписывает людям,

Чтобы богач делился с бедняком.

Но люди следуют другим путем:

Повсюду бедные становятся еще бедней,

богатые — еще богаче,

И кажется, не может быть иначе.

А ближнему сочувствует лишь тот,

кто следует заветам Дао.

Он хочет сделать мир добрей и лучше,

Ни скупость, ни тщеславие его не мучат.

Image

78

Нет ничего послушнее воды,

Чьи струи нежные ласкают слух и взгляд,

Но перед ней гранит не устоит —

Вода не терпит на пути преград.

Как видим, слабость силу побеждает,

Покладистый добьется большего, чем непреклонный.

Нет никого, кто этого не знает,

И никого, кто уступать способен...

Мудрец нам говорит:

Лишь тот, кто в грозную годину

самоотверженно вся тяготы прошел,

Заслуживает высшие награды.

Лишь тот, кто вместе со страной

без жалоб перенес все муки ада,

Достоин сесть на княжеский престол.

Ах, если б было так на самом деле!

Image

79

Всплеск недовольства можно подавить,

Но меч — не лучший способ умиротворенья.

Как совместить добросердечие и принужденье?

Порядок в государстве нужно чтить,

Но обвинять смутьянов не спешите.

Быть может, в смуте виноват правитель сам.

Когда он следует морали-Дэ, он — повелитель,

А нарушает принципы морали, он — тиран.

Поверившие в Путь Небес близки друг другу,

Они — родные не по крови, а по духу.

Image

80

В малюсенькой стране людей осталось мало,

Заброшенные плуги заросли травой,

Как жить, куда бежать — не ясно никому.

Повозки сломаны, и сгнили лодки у причалов.

Солдат голодных не загонишь в строй.

Так расплодились бездари, лентяи и невежды,

Что впору возвращаться к узелковому письму.

Но накорми людей, дай им одежду,

Согрей сердца, развесели народ —

У всех опять появится надежда,

Желанье посетить соседнюю страну,

Дворы заполнит живность, и, как прежде,

Нарушить мир никто не посягнет.

Image

81

Слова пророка не пленяют красотой,

Красивый слог не для пророчеств вещих.

Добряк не давит собеседника своею правотой,

Кто на своем стоит, тот добротой не блещет.

Знаток, известно всем, не буквоед,

А буквоед обычно мало знает.

Мудрен ненужным скарбом дом не забивает,

Все, что: приобретает, людям отдает.

Чем больше отдает, тем большим обладает.

Зло вытеснить добром способен лишь Творец.

Мудрец творит добро, на то он и мудрец.

Image


Возврат к списку